Независимая медициснкая экспертиза

Медицинские правонарушения с точки зрения экспертов качества медицинской помощи

Сегодня мы живем во время смены парадигмы взаимоотношений врача и пациента. С развитием коммуникационных технологий врач перестал быть носителем тех сокровенных знаний, носителем которым он был еще пару десятилетий назад, а пациенты стали более информированными и требовательными к качеству медицинских услуг. При этом пациенты, которые не всегда ответственно относятся к собственному здоровью и соблюдению рекомендаций врачей, с готовностью выдвигают иски к медорганизациям за различные медицинские правонарушения, в том числе и на основании необоснованных претензий. О том, какова роль экспертизы качества, независимой медицинской экспертизы в уголовном и гражданском судопроизводстве при рассмотрении дел о медицинских правонарушения рассказывает вице-президент Союза «НМП» Сергей Лившиц. 

 Без конструктивного диалога

В развитых странах конфликтные ситуации между врачами и пациентами, претензии пациентов к качеству оказанной медицинской помощи в большинстве случаев урегулируются в досудебном порядке. Подобные случаи разбираются врачебным сообществом – именно врачи решают, на чьей стороне правда. Показателен опыт земельных врачебных палат Германии и комиссий по врачебным ошибкам, которые создаются при этих палатах. Этот институт досудебного урегулирования споров между врачами и пациентами, считается одним из лучших в Европе. Об эффективности его работы говорит статистика. Например, только врачебной палатой Северного Рейна 90% споров урегулируются в досудебном порядке, а в тех 10%, которые доходят до суда, расхождения между решением суда и решением врачебной комиссии составляет всего 1%. Этот институт востребован пациентами.  Во-первых, он обеспечивает более краткие сроки рассмотрения споров, чем в суде (10-12 месяцев –врачебная комиссия, суды – в среднем 3 года), во-вторых, благодаря страхованию материальной ответственности врачей решение врачебной комиссии является законным основанием для выплаты компенсации пациенту материального и морального вреда страховой компанией, и нет необходимости переносить разбирательства в суды. Основой для решения комиссии служит экспертиза качества медицинской помощи.

В России  сложилась иная ситуация. Основные законодательные акты, которые регулируют взаимоотношения врачей и пациентов: Конституция РФ, Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (ФЗ №323), Федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» (ФЗ №326), Федеральный закон «О защите прав потребителей», Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». И особенность законодательного регулирования взаимоотношений врач-пациент в нашей стране заключается в том, что для врачей установлено множество запретов, а за пациентами закреплено множество прав, прежде всего, как для потребителя медицинских услуг и как носителей конституционных прав. 

Такие перекосы в правовом поле приводят к тому, что в России, по данным Роспотребнадзора, с 2014 по 2019 год более чем в три раза выросло количество исков по защите прав потребителей медицинских услуг. Доля рассмотренных дел, которые закончились удовлетворением требований пациентов возросла с 58% до 65%. А по данным Следственного комитета РФ, количество обращений граждан в СК РФ по поводу оказанной медпомощи выросло с 4947 в 2016 году до 6507 в 2019 году. Значительный рост и по показателю количества возбужденных уголовных дел за этот период –   с 878 до 2168. И хотя, число дел, которые доходят до суда, гораздо меньше, но статистика оправдательных приговоров врачей неблагоприятная – в 2019 году 273 врача было обвинено, и всего лишь 21 врач оправдан. Кроме того, «врачебные дела» часто прекращают не по реабилитирующим основаниям, а по формальным – в связи с истечением срока давности.

В условиях отсутствия конструктивного диалога между врачом и пациентом жалобы в Следственный комитет будут расти, тенденций к их уменьшению пока не видно. 

Различия между судебно-медицинской экспертизой и экспертизой качества медицинской помощи

Рассматривая медицинские правонарушения и в ходе гражданских, и в ходе уголовных процессов, суды опираются на мнения медицинских экспертов. Согласно статье 58 закона «Об основах охраны здоровья граждан РФ»,  существует 6 видов медицинских экспертиз. Основными для решений конфликтных ситуаций являются судебно-медицинская и экспертиза качества медицинской помощи. В чем же различия между ними?

Согласно статье 64 ФЗ №323, экспертиза качества медицинской помощи (ЭКМП) проводится в целях выявления нарушений при оказании медицинской помощи, в том числе оценки своевременности ее оказания, правильности выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, степени достижения запланированного результата.

Эта же статья определяет и критерии качества медицинской помощи. Причем, эта законодательная норма изменяется с 1 января 2022 года и будет звучать так – критерии оценки качества медицинской помощи формируются по группам заболеваний или состояний на основе действующих порядков оказания медицинской и клинических рекомендаций

Судебно-медицинская экспертиза, в отличие от ЭКМП проводятся в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, в медицинских организациях экспертами в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной судебно-экспертной деятельности.

Таким образом, при решении спора о качестве медицинской помощи, выяснению подлежит обстоятельство, имеющее юридический характер – соответствие оказанной медицинской помощи требованиям качества. И согласно определениям экспертиз в законе, решение вопроса о качестве медицинской помощи не может входить в предмет судебно-медицинской экспертизы, так как законодательством специально предусмотрен вид экспертизы для оценки именно качества медицинской помощи.

В предмет исследования экспертизы КМП входит решение всех вопросов, которые неизбежно будут обсуждаться сторонами при рассмотрении спора. 

Таким образом, ЭКМП имеет специализированный характер, является целевой, заключение ЭКМП, в соответствии с гражданско-процессуальным и уголовно-процессуальным кодексами РФ будет являться единственным допустимым и относимым доказательством при решении спора о качестве медпомощи.

С независимой стороны 

Уже более 5 лет Союз медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» занимается  развитием института независимой медицинской экспертизы (НМЭ). По статье 58 ФЗ «Об основах охраны здоровья» граждане имеют право на проведение независимой медицинской экспертизы. Несмотря на то, что данная норма вступила в силу с 2015 года, до настоящего мнения законодательно отсутствует механизм ее реализации. Положение о независимой медицинской экспертизе было внесено в Правительство РФ только недавно, и в марте 2021 года Национальная медпалата  всего лишь получила на рассмотрение документ с замечаниями от Минюста и т.п.

При этом, запрос на проведение независимой медицинской экспертизы крайне высок и в медсообществе, в пациентском сообществе, в правоохранительных органах. Поэтому несмотря на все законодательные недоработки, НМП продолжает работу развития на уровне профессионального медицинского сообщества института независимой медицинской экспертизы для урегулирования конфликтов между врачами и пациентами.

Что же такое независимая медицинская экспертиза? Это  исследование, проводимое в целях выявления нарушений при оказании медицинской помощи, включающее многофакторный анализ медицинской помощи, которая была оказана гражданину. В многофакторный анализ входят оценки своевременности оказания медпомощи, правильности выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, степени достижения запланированного результата, а также установление возможной причинно-следственной связи между выявленными нарушениями и резвившимися последствиями для состояния здоровья гражданина. 

Таким образом, несомненно по своему характеру и виду независимая экспертиза относится к экспертизе качества медицинской помощи. Она может как внесудебной, в рамках досудебного урегулирования споров, так и судебной, если назначается в рамках гражданского или уголовного судопроизводства.

Взять на себя роль в проведении такой экспертизы должно именно профессиональное  медицинское сообщество, что напрямую следует из логики закона. Согласно ФЗ №323, клинические рекомендации разрабатываются медицинскими профессиональными некоммерческими организациями по отдельным заболеваниям или состояниям (группам заболеваний или состояний) с указанием медицинских услуг, предусмотренных номенклатурой медицинских услуг. И, безусловно, медицинские организации, которые ответственны за разработку клинических рекомендаций и должны оценивать качество медпомощи, которая по ним оказывается.

При этом функционал НМЭ не дублирует экспертизу качества медпомощи, которую проводят эксперты страховых медицинских организаций в системе ОМС. Объектом исследования страховых экспертов является медицинская организация. Предмет рассмотрения экспертов института НМЭ – конкретные кейсы в рамках гражданского, уголовного суда и досудебного урегулирования споров и конкретные врачи.

Экспертами Нацмедпалаты был детально проработан механизм методологии подготовки экспертного заключения, который включает в себя несколько этапов.

Первый этап – рецензирование первичной медицинской документации врачами экспертами по профилю рассматриваемого случая. Это делают эксперты различных специальностей, а не один эксперт, поскольку практически все случаи – это комплексное лечение, переплетение различных дисциплин. Также в комиссию обязательно входит представитель организаторов здравоохранения, так как часто качество медпомощи напрямую связано с системными организационными вопросами.

Второй этап – после получения рецензий от всех специалистов, комиссионное рассмотрение и вынесение решения. 

Третий этап включает в себя обязательную подготовку статистического релиза, обзор нормативно-правовой документации и специальной литературы (монографии, клинические рекомендации и т.п.) Это важно, так как помогает всесторонне проанализировать каждый случай и соответственно направлен на профилактику нарушений при оказании медицинской помощи.

Центр Независимой медицинской экспертизы, который был создан при Врачебной палате Московской области уже несколько лет ведет свою деятельность. За период 2018 -2020 годов было проведено 77 комплексных экспертиз КМП, в том числе 25 на основании постановлений управлений Следственного комитета РФ в регионах. Стоит подчеркнуть, что это очень трудоемкие и сложные комплексные экспертизы, которые подразумевают всестороннее рассмотрения случая множеством экспертов, поэтому их количество не может быть сопоставимо с теми ЭКМП, которые проводят эксперты страховых компаний.

Как показывает практика, сегодня в уголовном процессе значение экспертизы качества медицинской помощи незаслуженно преуменьшается. Во многом это происходит из-за не всегда верной оценки роли и места в уголовном судопроизводстве  двух равнозначных видов экспертиз – судебно-медицинской экспертизы (СМЭ) и экспертизы качества медицинской помощи (ЭКМП).

Основная задача СМЭ – установление факта причинения вреда здоровья, тяжести и наличие причинно-следственных связей. Экспертиза качества медицинской помощи по кругу решаемых задач несколько шире. Она устанавливает соответствие медпомощи действующим порядкам и стандартам. В случае выявленных нарушений  ЭКМП также может устанавливать причинно-следственную связь между несоответствием порядкам и стандартам медицинской помощи и наступившими негативными последствиями для здоровья пациента. 

Учитывая часто выявляемые системные дефекты оказания медицинской помощи в условиях многопрофильности учреждений и их специфики, особенности маршрутизации пациентов, которые создают определенные условия для самих врачей, крайне важно проведение в уголовном процессе именно комплексной экспертизы качества медицинской помощи с включением в состав комиссии организаторов здравоохранения и профильных специалистов, обладающих научными знаниями и практическими навыками.

В положение о независимой медицинской экспертизе, которое было внесено в Правительство РФ, Нацмедпалата внесла поправку, которая определяет порядок

проведения независимой экспертизы. Необходимо добиваться того, чтобы право на проведение такой экспертизы, имели не только пациенты, но и медики, иначе это нарушает баланс интересов.

Сегодня развитие этого института крайне важно. На опыте других стран мы можем видеть, какие это дает перспективы для досудебного урегулирования конфликтов. Особенностью нашей страны является то, что данный вид экспертизы с успехом может использоваться в гражданском и уголовном судопроизводстве. Сегодня и истец, и ответчик могут ходатайствовать на любом этапе  расследования дела о назначении такой экспертизы. Тенденция, которую мы отчетливо наблюдаем в последние годы —   суды и следственные органы все чаще обращаются за независимой экспертной оценкой медицинского сообщества. 

Ответы из Министерства Здравоохранения и Росздравнадзора

Уважаемые коллеги!

Мы получили ответы из Министерства Здравоохранения и Росздравнадзора по вопросам лицензирования психотерапевтической деятельности. Предлагаем вам с ними ознакомиться

Защита прав в зародыше

В настоящее время в России не существует четкого определения правового статуса еще нерожденного ребенка. Споры о том, как именно необходимо определить этот статус, не утихают.  В свое время РПЦ выступила с инициативой закрепить за эмбрионом права человека с момента зачатия и защитить их законодательно, запретив аборты. Не остались в стороне и светские органы правосудия. Следственный комитет России тоже предлагал внести в статьи Уголовного кодекса РФ понятие «плод человека» и ввести уголовную ответственность для врачей за его гибель. Инициатива СК не нашла поддержки в медицинском сообществе. Более того, медицинские работники полагают, если закрепить за эмбрионом права субъекта, то это приведет к катастрофе в сферах неонатологии и акушерства. Какие же последствия может иметь для медицины признание эмбриона субъектом права? Об этом предлагаем поговорить в обзоре, подготовленном по материалам статей экспертов Союза медицинского сообщества «Национальная Медицинская Палата». 

Три подхода к статусу

Ни в отечественном, ни в международном праве нет однозначного определения правового положения эмбриона/плода (эмбрионом считается зародыш человека до 9 недель, с 9 недель до рождения – плодом).  Выделяют три подхода к определению правового статуса эмбриона.

Первый подход подразумевает, что эмбрион/плод – субъект права и участник правоотношений. По нормам и российского, и международного законодательства право на жизнь является естественным неотчуждаемым правом человека (часть 1 статьи 20 Конституции РФ).   Вместе с тем, статья 17 Конституции России гласит, что «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения», тем самым основной закон государства отрицает наличие прав субъекта у человека до момента рождения. Международные правовые акты, такие как Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), и законодательство большинства стран (Испания, Франция, Швейцария и др.) тоже связывают начало правоспособности с моментом рождения. А признание за плодом права на жизнь неравноценно признанию его субъектом права.

Тем не менее, многие международные правовые акты признают определенные права ребенка еще до рождения. В Декларации прав ребенка (1959 г.) и Конвенции о правах ребенка (1989 г.) сказано: «…ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения…». 

Законодательство целого ряда стран предусматривает широкий арсенал правовых средств, направленных на защиту интересов ребенка до его рождения. Например, на защиту его наследственных прав.  В России согласно Гражданскому кодексу РФ, «пр наличии зачатого, но еще не родившегося наследника, раздел наследства может быть осуществлен … после рождения такого наследника». Аналогичный принцип действует в Японии – правоспособность физических лиц возникает с момента рождения, но в целях защиты интересов будущего ребенка Гражданский кодекс Японии наделяет его правоспособностью в части наследования. Так, в случае смерти мужа, если вдова покойного беременна, наследственное имущество переходит к вдове, но, если ребенок родится живым, исчисление его наследственной доли будет производиться так, как будто бы на момент смерти отца он уже родился. 

Второй подход к определению статуса эмбриона/плода – рассматривать его как объект права собственности. В судебной практике накопилось немало случаев, когда человеческий эмбрион оказывался предметом спора. Подобные прецеденты возникли в связи с развитием новых биотехнологий в области вспомогательной репродукции, которые поставили перед юристами проблему защиты прав эмбриона.

Одним из первых судебных дел, связанных с разделом замороженных эмбрионов в программе ЭКО, было дело «Дэвис против Дэвиса» в США в 1992 году. Суд постановил, что человеческие эмбрионынемогутбытьобъектомправасобственности,ноинеявляютсясубъектомправа,т.е.занимаютпромежуточнуюпозицию.

 Аналогичным образом не решен вопрос об использовании эмбрионов для научных исследований. Европейская практика не разработала единых подходов и для решения вопроса об усыновлении криоконсервированных эмбрионов. Желания партнера также по-разному  учитываются в различных странах. И все же в большинстве стран действует принцип, согласно которому желание одного из партнеров не прибегать к переносу эмбрионов превалирует над желанием другого партнера сделать это. При этом в большинстве стран в законодательстве нет четких формулировок, определяющих правообъектность эмбрионов, и судебная практика основывается на так называемом прецедентном праве.

Третий подход – определять эмбрион/плод как орган или ткань организма матери. Эту практику поддерживает Европейский суд по правам человека. В Германии по делу  «Брюггеманн и Схойтен против Германии» суд вынес следующее постановление: «Жизнь эмбриона неразрывно связана с жизнью беременной женщины и не может рассматриваться в отрыве от нее». Этих же принципов придерживается и российское законодательство. В Законе «О трансплантации органов и (или) тканей человека» эмбрионы отнесены к разновидности органов, имеющих отношение к процессу воспроизводства человека. При этом в Уголовном кодексе РФ в части 2 статьи 105 к числу отягчающих вину обстоятельств относится убийство беременный женщины, если виновный знал об этом. 

Признание за эмбрионом/плодом прав субъекта является сложной юридической и этической проблемой. Следующая за этим необходимость внесения  соответствующих

изменений в действующее законодательство может вызвать серьезную коллизию в существующей медицинской практике. 

Медицинская практика под угрозой 

Признание за плодом прав субъекта ставит под вопрос легальность проведения абортов и может стать основанием для их фактического запрещения.  Согласно российскому законодательству, а именно Федеральному закону №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», искусственное прерывание беременности по желанию женщины проводится при сроке беременности до двенадцати недель, искусственное прерывание беременности по социальным показаниям проводится при сроке беременности до двадцати двух недель, а при наличии медицинских показаний – независимо от срока беременности. Таким образом, даже при наличии медицинских показаний при признании за плодом прав субъекта, искусственное прерывание беременности будет сопряжено с правовыми ограничениями. Это, в свою очередь, может привести к многочисленным негативным последствиям, например, таким, как рост числа подпольных абортов, производимых в ненадлежащих условиях.

Аналогичные примеры уже были в истории нашей страны. В 1936 году вышло Постановление Центрального исполнительного комитета СССР  № 65 и Совета народных комиссаров СССР № 1134  «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многодетным семьям…», просуществовавшее до 1955 года. Запрет абортов способствовал росту рождаемости, но привел к резкому увеличению материнской смертности от абортов. В 1935 г. смерти от аборта составляли 26% случаев материнской смерти, а в начале 1950-х гг. эта доля превысила 70%. 

Для сравнения, в 2018 г. материнская смертность составила всего 9,1 на 100 000 родившихся живыми (146 человек), из которых от причин, связанных с абортами, умерли 10 женщин (6,8% в структуре материнской смертности).

Во-вторых, под угрозой окажется фетальная хирургия (раздел хирургии, объектом которого является плод в утробе матери),являющаяся областью медицины высокого риска. Фетальная хирургия позволяет спасать жизни нерожденных детей с пороками развития, при многоплодной беременности, но при этом сопряжена с высоким риском различных осложнений и гибели плода.

Часто при многоплодной беременности операции проводятся в интересах одного из плодов, что неминуемо ведет к гибели второго плода. Заведомое причинение вреда одному плоду в интересах другого при наличии у плода равноценных с человеком прав создаст серьезную юридическую проблему при проведении подобных вмешательств и может послужить причиной исчезновения данной области медицины. 

В-третьих, большинство случаев внутриутробной гибели плода происходят на фоне серьезных акушерских осложнений (преэклампсии, задержки роста плода, отслойки нормально расположенной плаценты и др.), которые не поддаются известным способам профилактики и терапии. А единственным методом лечения пациенток с данными акушерскими осложнениями является родоразрешение, которое часто проводится досрочно и приводит к рождению детей с очень низкой или экстремально низкой массой тела, в группе которых отмечаются высокая заболеваемость и смертность. 

В ряде случаев гибель плода бывает без выявления явных причин. По различным статистическим данным, частота антенатальной гибели плода даже в странах с высоким уровнем развития клинической медицины и организации здравоохранения остается достаточно высокой и не имеет тенденции к снижению: в Швеции – 3,6 на 1000 родов, в Великобритании и США – 5 на 1000 родов В России данный показатель в 2018 г. составил 5,6 на 1000 родов. В случае признания за плодом прав человека вопрос качества оказания медицинской помощи (надлежащее/ненадлежащее) должен будет оцениваться в аспекте гибели плода. При этом в большинстве случаев оно не может быть достоверно оценено вследствие крайней сложности определения причинно-следственной связи между действиями медицинского работника и гибелью плода.

Наконец, признание за плодом прав человека декларирует защиту интересов плода и ответственности за нее не только медработников, но и беременных женщин. Это значит, что халатное отношение к своему здоровью женщины во время беременности (неявка на плановый прием, несоблюдение рекомендаций врача, и т.д.) будет являться основанием для привлечения ее к административной или уголовной ответственности. При этом, по данным федерального статистического наблюдения, доля таких женщин составляет примерно 20%, что в абсолютных числах составляет примерно 300 000 женщин в год. То есть, примерно 1/3 миллиона беременных женщин в год будут привлекаться к различным видам ответственности вследствие ненадлежащего отношения к собственному здоровью.

 Российское законодательство на сегодняшний день не знает подобного рода прецедентов, однако можно привести примеры из американской судебной практики. В 2004 г. в США 28-летней Мелиссе Энн Роуланд было предъявлено обвинение в убийстве своего нерожденного ребенка, так как она отказалась от операции кесарева сечения, которое ей было показано в интересах плода.

Безусловно, развивающиеся репродуктивные технологии ставят свои вызовы перед общественностью и государством.  В свете последних достижений медицины назрела необходимость пересмотра и внесения изменений в действующее законодательство, определяющее права нерожденных детей и их государственную защиту.

Суррогатное бесправие

С суррогатным материнством в России сегодня связано немало громких скандалов. Ситуация обострилась до такой степени, что звучат призывы запретить суррогатное материнство в нашей стране законодательно. При этом, в основе большинства резонансных случаев лежит именно несовершенство законодательной базы. Несмотря на то, что в нашей стране генетическим родителям законом разрешено воспользоваться услугами суррогатной матери по вынашиванию и рождению ребенка, права как биологических родителей, так и самого ребенка крайне слабо защищены. И это является одной из проблем. Настоящий обзор подготовлен по материалам статей экспертов Союза медицинского сообщества «Национальная Медицинская Палата». 

Если суррогатная мама передумает 

В нашей стране нет отельного закона, который бы регулировал суррогатное материнство, но различные положения о нем закреплены сразу в нескольких правовых документах.  В первую очередь в статье 55 («Применение вспомогательных репродуктивных технологий») Федерального закона №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», который регулирует основные положения о суррогатном материнстве. Более детально порядок применения метода прописан в приказе Минздрава России №107н «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению». Положения о суррогатном материнстве содержатся также в Семейном кодексе РФ и в Федеральном законе №143=ФЗ «Об актах гражданского состояния».

Одной из главных проблем и противоречий данных правовых актов является то, что законодательство РФ в первую очередь направлено на защиту прав суррогатных матерей, а не потенциальных родителей ребенка. 

Так, согласно пункту 4 статьи 51 Семейного кодекса  РФ «лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери)». Таким образом, приоритет по закону имеет суррогатная мать, а не биологические родители.

Пункт 5 статьи 16 Федерального закона №143-ФЗ  «Об актах гражданского состояния» гласит, что: «При государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка». 

В судебной практике известны случаи отказа передачи детей потенциальным родителям.  В отношении этого есть особое мнение судей Конституционного суда РФ.

Судья Конституционного суда Сергей Князев, заявил, что «закрепляя исключительную прерогативу суррогатной матери в разрешении вопроса о наделении генетических (биологических) родителей материнскими и отцовскими правами, законодатель остается безучастным к интересам лиц, чьи половые клетки использовались для оплодотворения женщины, вынашивающей плод. Тем самым создается легальная почва для нарушения баланса конституционных ценностей и умаления прав и законных интересов не только генетических родителей, но и ребенка, рожденного в результате применения соответствующей вспомогательной репродуктивной технологии».

Судья Конституционного суда РФ Гадис Гаджиев,  сказал: «Семейное законодательство, закрепляя приоритет в решении вопроса об установлении юридических отношений между родителями и ребенком за суррогатной матерью, порождает проблему обеспечения баланса прав и интересов генетических родителей и суррогатной матери».

При этом, норм гражданско-правовой ответственности при неисполнении сторонами условий договора о суррогатной материнстве в российском законодательстве не предусмотрено. 

В  2017 году Верховный Суд РФ  вынес Постановление №16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей», в котором не отдал приоритета ни одной из сторон, однако обозначил тренд в признании прав не только за суррогатной матерью. В постановлении говорится, что  «… судам следует иметь в виду,  что в случае, если суррогатная мать отказалась дать согласие на запись родителями указанных выше лиц (потенциальных родителей), то данное обстоятельство не может служить безусловным основанием для отказа в удовлетворении иска этих лиц о признании их родителями ребенка и передаче им ребенка на воспитание». 

  Верховным судом РФ рекомендовано проверять, заключался ли договор о суррогатном материнстве, и каковы были условия этого договора, и согласно положению статьи 3 Конвенции о правах ребенка – разрешить спор в интересах ребенка. Иными словами, суды все же могут разрешать споры в пользу удовлетворения требований генетических родителей, если суррогатная мать злоупотребляет своими правами и это влечет существенное нарушение прав ребенка. 

Бывают и обратные ситуации, например, при рождении ребенка с пороками развития, потенциальные родители отказываются забрать его у суррогатной матери. В 2010 г. в Москве потенциальные родители забрали у суррогатной матери всего одного ребенка из двойни, потому что второй имел генетическое заболевание. В 2015 г. в Волгограде семья отказалась забирать ребенка у суррогатной матери из-за не устроившего их пола, а в 2016 г. в Благовещенске потенциальные родители отказались забрать ребенка по неизвестной причине. В первых двух случаях был заключен договор о суррогатном материнстве, в третьем – нет.

Право одиноких под вопросом

Несовершенство законодательства порождает и другие проблемы – например, при государственной регистрации детей, рожденных по программе суррогатного материнства, при отсутствии официально зарегистрированного брака между потенциальными родителями.  Органы ЗАГСа отказывают в регистрации детей не состоящим в браке мужчинам и женщинам, а также одиноким женщинам, которые воспользовались суррогатным материнством. По мнению ЗАГСов, только лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания с ее согласия, могут быть записаны родителями ребенка (пункт 4 статьи 51 Семейного кодекса РФ).

Обычно суды принимают сторону обратившихся родителей и выносят предписания о регистрации органами ЗАГС таких детей, ссылаясь на статью  19 Конституции РФ и пункт  3 статьи 55  Федерального закона №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан РФ», согласно которому «мужчина и женщина, как состоящие в браке, так и не состоящие в браке, имеют право на применение вспомогательных репродуктивных технологий при наличии обоюдного информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство». 

Одинокая женщина также имеет право на применение вспомогательных репродуктивных технологий при наличии ее информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство.

Так, в ставшем прецедентным решении по делу Натальи Горской Калининский районный суд Санкт-Петербурга указал, что, в соответствии со статьей 55  Федерального закона №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан РФ», одинокая женщина имеет равные с женщинами, состоящими в браке, права на реализацию функции материнства. И отметил, что пункт 4 статьи 51 Семейного кодекса РФ, на который ссылаются органы ЗАГС, отказывая одиноким матерям в регистрации рождении ребенка,  предусматривает только частный случай и органы ЗАГС ошибочно меняют данную частную норму как общую, делая из нее вывод о невозможности участия в программе суррогатного материнства для женщины, не состоящей в зарегистрированном браке. Суд отметил, что такое истолкование законодательства нарушает права граждан, установленные статьями 38, 45, 55 Конституции Российской Федерации. 

Еще большей проблемой для органов ЗАГС является регистрация детей, рожденных от одиноких отцов. По приказу Минздрава России №107н показаниями к суррогатному материнству  являются исключительно медицинские заболевания и состояния, делающие невозможным вынашивание ребенка женщиной. Следовательно, одинокие мужчины вообще не могут воспользоваться программой суррогатного материнства, так как не имеют к этому медицинских показаний. Однако многие юристы обращают внимание на то, что данная норма в законе противоречит части 3 статьи 19 Конституции РФ, согласно которой «мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации».

Судебная практика по этому вопросу противоречива. Уже известно немало прецедентов по регистрации детей, рожденных от одиноких мужчин. Первое свидетельство о рождении было выдано в 2010 г. после вынесения решения Московского городского суда, обязавшего органы ЗАГС провести государственную регистрацию ребенка, рожденного по программе суррогатного материнства от одинокого отца.

Но есть и противоположные решения судов, когда судебные органы встают на сторону ЗАГСов, отказывающих одиноким отцам в регистрации детей, рожденных от суррогатных матерей. Свою точку зрения суды обосновывают тем, что при регистрации рождения ребенка сведения об отце вносятся на основании свидетельства о браке родителей, по совместному заявлению отца и матери или по заявлению матери ребенка, если отцовство не установлено (п. 3 ст. 48, п. 2 ст. 51 Семейного кодекса РФ). Порядок государственной регистрации рождения и записи родителей ребенка, рожденного у неизвестной матери – анонимного донора клеток, выношенного и рожденного суррогатной матерью, при этом законодательно не закреплен.

В интересах ребенка

В разных стран закон по-разному решает проблемы суррогатного материнства. Есть государства, где суррогатное материнство разрешено и закреплено в законодательстве (Украина, Казахстан, Грузия, ЮАР, большинство штатов США). Есть страны, в которых разрешено только некоммерческое суррогатное материнство (Канада, Австралия, Великобритания, Израиль, Дания). Есть страны, в которых суррогатное материнство запрещено (Франция, Германия, Норвегия, Швеция, Австрия, некоторые штаты США, Китай). 

Наиболее полно правовые вопросы защиты прав детей, рожденных в программе суррогатного материнства, и их потенциальных родителей защищаются в Украине и Казахстане. Так, согласно Семейному кодексу Украины,  «в случае перенесения в организм другой женщины эмбриона человека, зачатого супругами (мужчиной и женщиной) в результате применения вспомогательных репродуктивных технологий, родителями ребенка являются супруги». 

В кодексе Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье»  сказано, что «родителями ребенка, родившегося в результате применения вспомогательных репродуктивных методов и технологий, на основании договора суррогатного материнства признаются супруги (заказчики)». При этом, отдельно оговорено, что в случае рождения двух или более детей супруги (заказчики) в равной мере несут ответственность за каждого родившегося ребенка. Матерью ребенка после его рождения в медицинском свидетельстве о рождении записывается супруга (заказчица), заключившая договор суррогатного материнства».

Еще в 2018 году в Государственную Думу Российской Федерации был внесен законопроект ФЗ №473140-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части государственной регистрации рождения ребенка, в результате применения вспомогательных репродуктивных технологий». Данный законопроект устраняет существующую рассогласованность норм права в отношении регистрации детей, рожденных в результате программы суррогатного материнства. В частности, предлагается внести изменения в статью 48 Семейного кодекса РФ «Установление происхождения ребенка», статью  51 Семейного кодекса РФ «Запись родителей ребенка в книге записи рождений», статью  52 Семейного кодекса РФ «Оспаривание отцовства (материнства)», на основании которых предотвращается возможность корыстного использования суррогатной матерью права на регистрацию ребенка потенциальными родителями.

Таким образом, Проект ФЗ №473140-7 направлен на устранение проблем в правоприменении при регистрации детей в результате программы суррогатного материнства и гарантирует детям право иметь родителей, благодаря чьим половым клеткам он был зачат и рожден.

Национальная Медицинская Палата предлагает медицинским работниками пройти бесплатную образовательную программу по вопросам права

Национальная Медицинская Палата приглашает медицинских работников принять участие в бесплатном образовательном курсе, на котором юристы рассматривают наиболее частые ситуации привлечения медработников к гражданско-правовой и уголовной ответственности.

Эксперты Национальной медицинской палаты разъясняют правовые аспекты оказания медицинской помощи, права медработников и пациентов, разбирают эффективные методы профилактики правонарушений и средства правовой защиты интересов сотрудников медучреждений в уголовном и гражданском судопроизводстве. В качестве примеров используются случаи реальных судебных дел.

Курс носит практическую направленность и способствует не только совершенствованию теоретических знаний, но и формирует компетентность для применения полученных знаний в повседневной практике.  Сейчас в курс предлагает рассмотреть слушателям следующие темы: 

  • «Моральный вред: причины и основания для взыскания с медицинских организаций компенсации морального вреда, оценка правомерности требований»;
  • «Уголовная ответственность врача за оказание медицинской помощи: статьи Уголовного кодекса РФ,  проверка правильности действий медицинского работника правоохранительными органами»;
  • «Когда врач невиновен: крайняя необходимость и обоснованный риск»;
  • «Добровольное информированное согласие и его роль в предупреждении правонарушений в здравоохранении»;
  • «Правовые основы обращения медицинских изделий»;
  • «Предупреждение дефектов оказания медицинской помощи и нарушений прав пациентов»;
  • «Коррупционные нарушения в здравоохранении»;
  • «Административная ответственность медицинских работников. Роль адвоката»;
  • «Дефекты оказания медицинской помощи с точки зрения судебно-медицинской экспертизы».

 «Обучающие модули включают различные разделы права применительно к медицинской деятельности: гражданско-правовой ответственности медицинских работников и медорганизаций, уголовной и административной ответственности медицинских работников. При подготовке курса юристы организации проанализировали базу судебных решений по «врачебным» делам за последние пять лет. Из нее следует, что чаще всего рискам судебного преследования подвергаются врачи-акушеры, реаниматологи, хирурги и педиатры», — отмечает руководитель юридической службы НМП Лилия Айдарова.

Каждый заинтересованный может пройти обучение на сайте https://vrachprav-nmp.ru/. Для этого нужно просто зарегистрироваться. 

Также на сайте Национальной Медицинской Палаты возобновил работу центр он-лайн правовой поддержки медицинских работников: https://nacmedpalata.ru/index.php?action=show&id=7926

Юристы НМП готовы оказывать бесплатную юридическую помощь на досудебном этапе врачам по различным аспектам медицинской деятельности: трудовое право, оплата труда, социальная защита, применение Закона «О защите прав потребителей», аккредитация специалиста, вопросы гражданско-правовой и административной ответственности медицинских организаций, уголовной ответственности медицинских работников, лицензирование, общеправовая работа. Срок ответов на ваши вопросы будет составлять до трех недель. 

Проект реализуется в рамках гранта президента Российской Федерации, предоставленным Фондом президентских грантов (в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 30 января 2019 г. No 30 «О грантах Президента Российской Федерации, предоставляемых на развитие гражданского общества»).

Стратегия и тактика защиты по уголовным делам о преступлениях в сфере здравоохранения

Медицинские работники могут быть привлечены к уголовной ответственности по весьма внушительному списку статей Уголовного Кодекса РФ. Во многом от того, что они знают о своих правах, как поведут себя на этапах доследственной проверки и следствия, зависит и итог рассмотрения дела. О том, на что следует обращать внимание при расследовании уголовных «медицинских» преступлений, как себя вести, какими правами можно воспользоваться, чем может помочь адвокат, рассказали Валерий Кучин, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-процессуального права Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России) и Ирина Колосова, кандидат юридических наук заведующая кафедрой уголовно-процессуального права Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России).

В зоне особого внимания

В уголовной практике можно выделить большой блок преступлений, по которым работники сферы здравоохранения могут быть привлечены к уголовной ответственности: преступления, непосредственно связанные с оказанием медицинской помощи; преступления, связанные с исполнением государственных контрактов; преступления коррупционной направленности. Каждый вид правонарушений имеет свою специфику.

Правоохранительные органы сегодня уделяют особое внимание контролю за использованием бюджетных средств при исполнении государственных контрактов. Современная правоохранительная практика свидетельствует, что  любое нарушение при исполнении государственного контракта (неполное, частичное или ненадлежащего качества исполнение) может трактоваться как совершение уголовного преступления, например, хищение, хотя представители медицинской организации могут вовсе не иметь никаких преступных намерений и не подозревать о серьезности последствий. В пример можно привести случай из реальной судебной практики, когда представители одного из крупных медицинских ВУЗов увидев на международной выставке в Германии учебное медицинское оборудование, решили его закупить. По поданной заявке бюджетные деньги были выделены, но оказалось, что оборудование не успело пройти сертификацию в России и ввозить его нельзя. При этом деньги поставщику уже были перечислены в полном объеме и надо было отчитываться за их использование. Тогда поставщик, вне установленной процедуры, начал завозить учебный медицинский комплекс по частям, так как оборудование поставляемое таким образом не проходило на таможне как несертифицированное. Контролирующими органами к моменту проверки был выявлен факт недопоставки оборудования и заказчику было вменено хищение недопоставленной части. При заключении госконтракта необходимо очень внимательно относится к подобным деталям. 

Борьба с преступлениями коррупционной направленности часто принимает характер кампании, когда правоохранительные органы начинают не только активно их выявлять, но и провоцировать их совершение с тем, чтобы затем успешно раскрыть. Случай из практики – на прием к врачу пришел пациент, который не был прикреплен к данному медицинскому учреждению и проживал в другом регионе, но сообщил, что ему рекомендовали именно этого врача как отличного специалиста и «отблагодарил» доктора за прием некоей денежной суммой. После того, как врач эту сумму принял, в кабинете появились сотрудники правоохранительных органов и задержали доктора за получение взятки. Врач получил 4 года условно. Конечно, подобных ситуаций допускать не следует, но все же, для защиты своих прав в суде полезно знать позицию Европейского суда по правам человека, которая заключается в том, что если вне проведения полицейской операции преступления бы не было (в данном случае врач не был бы спровоцирован на получение денежного вознаграждения подставным пациентом), то значит подобные эпизоды и нельзя рассматривать как преступление.

И, наконец, преступления связанные с качеством оказания медицинской помощи. К «медицинским» уголовным преступлениям относятся: причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей; причинение тяжкого вреда здоровью  вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей; неоказание помощи больному; оставление в опасности; заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей; незаконное проведение искусственного прерывания беременности, оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности.  

Когда строится стратегия защиты по данной категории дел, особое внимание следует уделить судебно-медицинской экспертизе (СМЭ). Вывод о том, были ли нарушены правила оказания медицинской помощи, делают именно судмедэксперты и вопрос о наличии состава преступления решается с учетом их позиции. Часто судебно-медицинские эксперты ошибаются в своих выводах, так как не являются специалистами в той или иной области медицинских знаний и это надо иметь в виду. В рамках производства предварительного расследования существует процедура – ознакомление с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы и ознакомление с заключением эксперта. И если в качестве подозреваемого или обвиняемого выступает врач, т.е. человек обладающий специальными знаниями в своей медицинской области, то  еще на этапе ознакомления с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы он имеет право поставить дополнительные вопросы, ходатайствовать  о производстве СМЭ в конкретном экспертном учреждении, заявить отвод экспертов в виду их недостаточной квалификации или по иной причине.

Конечно, в обязательном порядке медицинскими работниками должны исполняться приказы Минздрава  – их соблюдение минимизирует риски возникновения уголовной ответственности. И крайне важно – надлежащее ведение медициснкой документации. Следователь, который не является специалистом в медицине, оперирует теми данными, которые в ней содержатся. Если документация ведется с соблюдением требований, то две трети вопросов у следователя снимаются автоматически, сокращается число вопросов от судебно-медицинских экспертов.

Изъятие медицинское документации

Помимо правильно заполненной медицинской документации, врачам необходимо знать свои права при ее изъятии (выемке) и запросах о ее предоставлении. Во всех случаях, когда речь идет о предоставлении информации, содержащей врачебную тайну, в первую очередь необходимо руководствоваться Федеральным законом №323 «Об основах охраны здоровья граждан РФ», где в статье 13 раскрывается понятие врачебной тайны и механизмы ее защиты. 

Так, в ответ на адвокатский запрос в медицинскую организацию, защитнику может быть предоставлена информация, только, если он представляет интересы пациента и действует в его интересах и этому факту необходимо документальное подтверждение, например, нотариально оформленная доверенность. Если адвокат представляет интересы пациента по доверенности, то в ней должно быть указано, какую именно информацию пациент  разрешает предоставить адвокату. В случаях, когда подзащитный находятся в СИЗО допустимо оформление доверенности начальником следственного изолятора. Только в этих случаях адвокат может получить информацию в виде выписок и копий документов, оригиналы медицинской документации адвокатам не выдаются.

Чаще всего проблемы возникают, когда информацию истребуют следственные органы. Как правило, это происходит на этапе предварительного расследования в рамках возбужденного уголовного дела или в ситуациях, когда дело еще не возбуждено, а следователь в рамках доследственной проверки проверяет сообщение о преступлении (по статье 144 УПК РФ). 

 В тех случаях, когда проводится проверка сообщения о преступлении, следователю предоставляется  только справочная информация о факте обращения гражданина за медицинской помощью – это прямо записано в ФЗ №323.  Однако следователи любят ссылаться на уголовно-процессуальный кодекс, где говорится, что в рамках проверки можно истребовать справки и документы даже до возбуждения уголовного дела в ходе доследственной проверки. В этом случае представители медицинской организации могут сослаться на Постановление Конституционного Суда о проверке конституционности части 1-ой статьи 7 УПК РФ «Законность при производстве по уголовному делу». Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба адвоката на то, что следователь в ходе проверки, изъял из кабинета адвоката документы, которые предоставил ему доверитель. По закону же, адвокатская тайна может быть нарушена только судебным решением, то же касается и врачебной тайны. И Конституционный суд в своем Постановлении указал, что Уголовно-процессуальный кодекс имеет приоритет перед другими законами при производстве по уголовным делам, в том числе и при производстве проверок, но с одним исключением, если другим федеральным законом гражданам предоставлены дополнительные гарантии их прав и свобод, то приоритет будет именно у этого закона, а не у УПК РФ. Закон об охране здоровья граждан в отношении врачебной тайны, такие гарантии гражданам предоставляет, поэтому имеет приоритет перед УПК РФ и на этапе доследственной проверки следователь имеет право только на справочную информацию. 

При этом следователь не наделен правом до возбуждения уголовного дела обращаться в суд с ходатайством о производстве выемки документов или  изымать документы в принудительном порядке, но следователь имеет право дать поручение полиции провести оперативно-розыскное мероприятие, а полиция уже может обращаться в суд за подобным разрешением и провести выемку документов во время оперативно-розыскных мероприятий.

Если же выемка документов производится в рамках уже возбужденного уголовного дела, то следователь может ее осуществить на основании судебного решения. И в этом случае, все документы должны быть выданы ему незамедлительно, иначе это может расцениваться как препятствие действиям правоохранительных органов.

При выемке документов по какому-то определенному делу, лицо, чти медицинские документы изымаются,  должно было конкретно определено, т.е. должны быть указаны не только ФИО пациента, чья медицинская документация подлежит изъятию, но и его полная дата рождения, адрес и т.п. Это делается для охраны сведений, составляющих врачебную тайну, других пациентов. Если медики отдадут документы не того человека, а, например, однофамильца, то они понесут ответственность за разглашение врачебной тайны другого человека.

Иногда следователи приходят на выемку документов не с решением суда, а со своими собственными постановлениями, и ссылаются на то, что им нужны копии, а не оригиналы документов. Такое требование незаконно, поскольку законом о врачебной тайне охраняются не копии или оригиналы, а информация, которая содержится в этих документах. Если следователи пытаются изъять документы принудительно – это превышение полномочий. В случае возникновения конфликтной ситуации рекомендуется звонить по телефону дежурному по управлению внутренних дел субъекта РФ и объяснить возникшую ситуацию. Факт обращения в любом случае будет зафиксирован, это может пригодиться в случае дальнейшего обжалования действий сотрудников следственных органов.

Значимый правовой нюанс — следователь вправе назначать судебно-медицинскую экспертизу, как в случаях, когда уголовное дело возбуждено, так и  до его возбуждения. И если в рамках расследования уголовного преступления следователь в постановлении о назначении СМЭ указывает вопросы, которые он ставит перед экспертами, определяет экспертное учреждение и должен предъявить это постановление для ознакомления  обвиняемому, подозреваемому и потерпевшему, а они, в свою очередь имеют право написать свои возражения, задать дополнительные вопросы экспертам и т.п. , то в рамках доследственной проверки, с постановлением о назначении СМЭ, следователь возможных фигурантов будущего дела не знакомит, так как на этом этапе у них еще нет статуса подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего. Если СМЭ была проведена на этапе доследственной проверки, а затем было возбуждено дело, то по требованию потерпевшего, обвиняемого, или подозреваемого, следователь обязан назначить СМЭ повторно, так как при первой экспертизе они не были ознакомлены с постановлением о ее назначении, не могли внести предложения или возражения.

Часто следователи, назначая СМЭ, приостанавливают производство по уголовному делу, так как не хотят продлевать сроки предварительного следствия, а когда в следственные органы поступает заключение экспертов, то производство по делу возобновляется. Такое заключение экспертов не может быть использовано как доказательство в суде, поскольку  было получено вне сроков предварительного следствия. Для того, чтобы СМЭ была признана легитимной, ее придется назначить еще раз.  

Привлекаем адвоката

Доверить защиту своих интересов в рамках расследования уголовного преступления и судебного разбирательства, конечно лучше специалисту. Как только правоохранительные органы начинают проявлять интерес к какому-либо медицинскому работнику, разумно сразу обратиться за юридической помощью к адвокату.

На практике это означает, что у медработника есть право все беседы 

со следователем как в рамках возбужденного уголовного дела, так и до его возбуждения, вести в присутствии адвоката, есть право на любом этапе консультироваться с адвокатом, с его помощью обжаловать действия должностных лиц  и т.п.

Помощь адвоката очень важна на этапе доследственной проверки – это первый и очень стрессовый этап расследования, когда в состоянии шока можно значительно навредить себе показаниями. Конечно, адвокат поможет правильно себя вести на этапе доследственной проверки, но есть нюансы на которые стоит обратить внимание.  До возбуждения уголовного дела следователем не проводятся допросы, а берутся объяснения. В дальнейшем объяснения могут рассматриваться судом в качестве доказательств со статусом «иной документ». Однако, если лицо, давало объяснения без адвоката, а затем, в рамках возбужденного уголовного дела, получило статус подозреваемого или обвиняемого, то объяснения полученные в ходе доследственной проверки, в качестве доказательства использоваться не будут, поскольку гражданину не было обеспечено право на защиту. Объяснения данные в присутствии адвоката, могут быть приняты в качестве доказательств.

Еще один существенный аспект – в уголовном праве у адвоката нет возможности давать ответы и объяснения за своего доверителя (в рамках гражданско-правового кодекса такое право у защитника есть). Тем не менее его присутствие при беседе со следователем важно. В частности, можно не сразу отвечать сразу на вопрос следователя, а кратко переговорить со своим адвокатом и лишь потом отвечать. Такие краткие консультации должны происходить вслух, в присутствии следователя. Также адвокат может вмешаться в ход беседы и посоветовать своему клиенту не отвечать на какой-либо вопрос, или пояснить подзащитному, что следователь задает конкретный вопрос по такой-то причине и рекомендовать хорошо обдумать ответ.

В рамках возбужденного уголовного дела, когда подзащитный адвоката допрашивается не в качестве свидетеля, а в качестве подозреваемого, то перед первым допросом в этом качестве, гражданин имеет право на конфиденциальную встречу с адвокатом, без присутствия следователя и иных свидетелей. 

Если в рамках возбужденного уголовного дела подозреваемый допрашивается без присутствия адвоката (его не предупредили о праве на адвоката, или не предоставили, несмотря на требования), то в дальнейшем лицо имеет право отказаться от своих показаний

У адвоката очень много обязанностей по отношению к своим доверителям. В частности, адвокат не имеет права отказаться от принятого на себя обязательства защищать гражданина, даже если ему не платят оговоренную сумму. В дальнейшем он сможет взыскать со своего доверителя деньги в судебном порядке, но возможности отказаться от защиты – не имеет. 

В обязанности адвоката входит сохранение адвокатской тайны, т.е. тех документов или информации, которые доверитель предоставляет для оказания ему юридической помощи. Эти сведения охраняются законом и не могут быть изъяты.  Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. При этом полученные в ходе таких действий сведения не могут быть использованы в качестве доказательств обвинения. Исключением является только орудие преступления. 

Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью. Даже если соглашение об оказании юридической помощи не было заключено, а была только предварительная консультация, то адвоката тоже нельзя допросить. Допросить адвоката в качестве свидетеля можно только в том случае, если сам доверитель настаивает на этом и просит дать такие показания.

Выбирая адвоката, не забудьте проверить его действующий статус в адвокатской палате субъекта РФ, поскольку статус может быть приостановлен и следственные действия на которых присутствовал адвокат с приостановленным статусом, в дальнейшем будут признанными недопустимыми. 

Более подробную информацию по актуальным юридическим вопросам Вы можете получить на бесплатном образовательном он-лайн  курсе для медицинских работников по вопросам права https://www.vrachprav-nmp.ru

Материал подготовлен  в рамках гранта президента Российской Федерации, предоставленным Фондом президентских грантов (в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 30 января 2019 г. No 30 «О грантах Президента Российской Федерации, предоставляемых на развитие гражданского общества»)

Практика оформления медицинской документации. Медицинская карта стационарного больного

Небрежное отношение к ведению медицинской документации грозит врачам и медицинским организациям серьезными последствиями – к медицинской организации могут быть применены штрафные  санкции  со  стороны  страховых  медицинских  компаний  и территориальных фондов ОМС. Настоящая статья подготовлена по материалам выступления Марины Еругиной, заведующей  кафедрой общественного здоровья ФГБОУ ВО Саратовского государственного медицинского университета им. В.И. Разумовского Минздрава России на конференции  «Медицина и право: новые реалии» для медицинских работников Саратовской области.

Типичные ошибки 

Медицинская деятельность относится к рисковой деятельности. Огромное значение для снижения рисков имеет правильное оформление медицинской документации, так как при любых контрольных мероприятиях в медицинской организации, как в рамках государственного контроля, так и в рамках проверок страховыми медицинскими организациями, проверяющие органы обращаются именно к медицинской документации.

Силами кафедры общественного здоровья Саратовского государственного медицинского университета было проведено исследование практики оформления медицинских карт стационарных  больных для составления сложившегося алгоритма оформления медицинской документации и дефектов в ее ведении. Было исследовано 475  медицинских карт  пациентов стационаров. 

На сегодня форма № 003/у «Медицинская карта стационарного больного» (форма № 003/у) является основным медицинским документом стационара и заполняется на каждого пациента. Исследованием были выявлены наиболее типичные нарушениям в ее оформлении. Стоить заметить, что множество дефектов при оформлении документов для пациентов больниц, сходны с нарушениями, которые допускаются и при амбулаторном лечении. 

Наиболее типичные дефекты в оформлении титульного листа медицинской карты стационарного больного:  

  • в 77% медицинских карт отсутствует время выписки пациента;  
  • в 24%  документов‐ не был заполнен раздел «доставлен по экстренным показаниям или в плановом порядке»;
  • в 7% карт ‐ не указан пол пациента;  
  • в 3% ‐ не указан диагноз направившего учреждения;  
  • При оформлении графы «кем направлен больной» в 77% карт отмечено только медицинское учреждение, в 17% – фамилия врача, в 6% –  только название кабинета. В 33% случаев ‐ в графе «кем направлен больной» указано и наименование медицинской организации, и фамилия направившего врача. Таким образом, какого-либо единообразия в оформлении этой графы на практике не существует.

Кроме этого, при анализе медицинской документации были систематизированы этапы оформления медицинской карты стационарного больного. К ним относятся: внесение данных в приемном отделении; описание жалоб, истории заболевания лечащим врачом; описание объективного статуса пациента; постановка предварительного диагноза; составление плана обследования; составление плана лечения; ведение дневниковых записей; оформление этапных эпикризов, оформление выписного эпикриза.

При этом установлено, что в медицинских картах стационарных больных имеется большое число записей, которые не регламентированы утвержденной формой № 003/у. Фактически врачи вносят информацию на свое усмотрение. Так на титульных листах карт могли быть записаны сведения о прививках, результаты исследования на гепатит С, ВИЧ или педикулез, и даже надписи, не имеющие отношения к состоянию здоровья — «вещи отправлены домой», заверенные подписью пациента. 

Записи о выполненных анализах, прививках, безусловно, важные и нужные, но существенно отличаются от официально утвержденной формы № 003/у. Во многом это объясняется тем, что с момента ее утверждения изменились требования к оформлению в медицинской документации, расширились права пациентов;  реформа системы ОМС также потребовала внесения дополнений и изменений. Поэтому медицинские работники стараются максимально отражать данные пациентов, но в действующей форме № 003/у просто нет для этого места. 

Одновременно с излишней информацией, врачами не всегда заполняются те графы, которые есть в утвержденной форме, что  говорит о низкой правовой грамотности врачей и невысоком качестве оформления  медицинской  документации в части соблюдения прав пациентов.

Например, в 80% случаев не был оформлен должным образом отказ пациента от диагностического вмешательства. При этом, в случае возникновения конфликта, правильно оформленный отказ снимает с медицинской организации штрафную  ответственность. 

В 86% случаев в картах пациентов не было никаких обоснований отступления  от  стандартов медицинской помощи,  как  при  невыполнении  отдельных  назначений,  так  и  при  назначении дополнительных  исследований, не включенных в  стандарт медицинской  помощи. Общеизвестно, что врачи часто вынуждены отступать от стандартов, так как любой человек индивидуален, со своими особенностями, аллергическими реакциями и т.п. Но в случае отклонений от стандарта, например, невыполнения некоторых процедур, или напротив, назначения дополнительных исследований, не входящих в стандарт — и то, и другое должно быть обосновано и отражено в карте пациента. В частности, обоснование назначения дополнительных исследований будет являться основанием перед проверяющими экспертами из страховых медицинских организаций для оплаты конкретного случая в полном объеме по ОМС

Еще в 66% случаев в картах стационарных больных отсутствовали записи об анализе полученных результатов диагностических исследований. Обоснование коррекции лечения, таких как назначение и отмена лекарственных препаратов,  отсутствовало в медицинских документах  в 48% случаях. 

Все эти нарушения являются типичными и позволяют утверждать, что назрела необходимость усовершенствования действующей формы  003/у  с  целью  повышения  качества  медицинской  помощи.

Три перспективных варианта 

На основании данных проведенного исследования, были предложены варианты оформления медицинской карты стационарного больного, которые одновременно позволят не только реализовать права пациента на получение информации о диагнозе, методах лечения и обследования, возможных осложнениях и прогнозе заболевания, на отказ от медицинского вмешательства и т. д., но и защитить медицинскую организацию и врачей от необоснованных претензий со стороны пациентов и страховых компаний. 

Титульный лист карты оформляется в соответствии с утвержденной формой № 003/у. После описания жалоб, анамнеза заболевания, данных обследования и постановки диагноза целесообразно ввести раздел «Обоснование госпитализации». Сегодня такого раздела нет в медицинской документации и каждый обосновывает госпитализацию на свое усмотрение.  Раздел должен оформляться в соответствии  с требованиями  Программы государственных гарантий оказания гражданам РФ бесплатной медицинской помощи к условиям госпитализации.

 В данном разделе врачам следует обосновать необходимость круглосуточного врачебного наблюдения, интенсивного круглосуточного лечения либо изоляции по эпидемическим показаниям. Ведь, как показало исследование медицинских карт стационарных больных, 42% пациентов из отделений терапевтической направленности были госпитализированы  в нарушение требований Программы госгарантий, т. е. не нуждались в лечении в условиях круглосуточного стационара. По показаниям они могли лечиться амбулаторно или в условиях дневного стационара. По разным данным, число таких пациентов в целом по Российской Федерации составляет от 30 до 70% по различным нозологиям. Таким образом, мощности стационаров расходуются неэффективно. С другой стороны, раздел «Обоснование госпитализации» существенно снизит претензии страховых компаний к медицинским организациям в необоснованных госпитализациях.

Кроме того, были разработаны рекомендации для медицинских работников по оформлению медицинской документации стационарного больного, в которых предложено 3 варианта ее оформления в зависимости от ресурсного обеспечения медицинской организации и результатов информированного согласия пациента на рекомендованное обследование и лечение.

При первом варианте оформления медицинской карты стационарного больного врач назначает диагностические исследования и лечение в соответствии с перечнем, регламентированным стандартом, и лекарственные препараты из перечня, определенного  Программой госгарантий. Этот вариант возможен тогда, когда пациент полностью соглашается на предложенное обследование и лечение, а его информированное согласие оформляется записью в медицинской карте стационарного больного: следующим образом – «О методах диагностики, лечения, осложнениях, побочных эффектах, прогнозе, диагнозе, альтернативных способах лечения информирован. С предложенным обследованием и лечением согласен». И заверяется подписью пациента.  

Преимущества данного варианта в том, что лечение и обследование для пациента полностью бесплатные, а также сводится к минимуму риск возникновения претензий как со стороны пациента, так и со стороны контролирующих организаций. К недостаткам данного варианта можно отнести то, что врач ограничен Программой госгарантий и фиксированным перечнем лекарственных препаратов и, возможно, не использует все достижения современной науки для лечения конкретного больного, поскольку они не входят в Программу госгарантий.

Второй вариант оформления медицинской карты выбирается в случае, если пациент не согласен на выполнение некоторых диагностических процедур или исследований. Или, если вместо лекарственных препаратов, предусмотренных Программой госгарантий, предпочитает выбрать более эффективное средство, о котором его проинформировал врач.  В таком случае в карте делается запись либо об отказе от того или иного медицинского вмешательства, либо о медикаментозном предпочтении пациента. Запись может быть оформлена следующим образом – «О методах диагностики, лечения, осложнениях, побочных эффектах, прогнозе, диагнозе, альтернативных способах лечения информирован. С предложенным планом обследования и лечения согласен, за исключением…. (вносятся исключения) Настаиваю на назначении (записывается препарат, на котором настаивает пациент)… который буду получать на возмездной основе».  

Запись заверяется подписью пациента. При этом пациент обязательно удостоверяет, что это был его личный осознанный выбор, что именно он принял решение либо отказаться от каких-либо процедур, либо, напротив, прибегнуть к лекарственным средствам, которые не включены в Программу госгарантий и которые он добровольно соглашается оплатить.

В этом случае на медицинскую организацию  не будут наложены штрафные санкции контролирующими органами. И даже если пациент решит обратиться с запросом о компенсации расходов на приобретение лекарственных средств, то проблемы у медорганизации возникнут только в том случае, если врач не оформил письменно предпочтения пациента, а пациент не удостоверил подписью, что это был его личный свободный выбор. 

К преимуществам данном варианта можно отнести возможность достижения более быстрого клинического эффекта от лечения, врач наделяется большей свободой действий поскольку может выйти за рамки Программы госгарантий и использовать самые передовые методы. К недостаткам данного способа можно отнести то, что при несоблюдении процедуры оформления в медицинской документации предпочтений пациента возможно предъявление претензии пациентом в будущем.  

Третий вариант оформления медицинской карты применяется тогда, когда возможности медицинской организации  и ее  обеспечение не позволяют вообще или в конкретный момент выполнить стандарт оказания медицинской помощи. Например, отсутствуют лекарственные препараты из числа предоставляемых в рамках Программы госгарантий, либо нет возможности провести определенное исследование.

При этом, по закону, в первом случае врач должен найти для  пациента резерв лекарственного средства, обратившись к руководителю структурного подразделения. А при отсутствии возможности  проведения необходимого диагностического исследования, следует организовать проведение исследования в другой медицинской организации , а затем провести взаимные расчеты между этой медицинской организацией  через страховую медицинскую организацию и территориальным фондом ОМС. Таким образом, в оформлении медицинской документации в этом случае должно быть отражено каким образом выполняется стандарт, в какую медицинскую организацию  направляется пациент для реализации своих законных прав. 

Практика показывает, что такое происходит не всегда и очень часто врачи предлагают пациентам приобретать лекарства за собственный счет или оплатить необходимое исследование в коммерческой клинике. В обеих ситуациях пациент имеет право обратиться в страховую медицинскую  организацию или в суд, и за ним остается право требовать возмещения денежных средств, потраченных на проведение исследований, включенных в  стандарт, либо на лекарства, предусмотренные Программой госгарантий.

Предлагаемая  технология оформления медицинской документации является механизмом, позволяющим не только соблюдать права пациентов, но и защищать права врачей и медицинских организаций от неправомерных претензий со стороны пациентов и контролирующих структур.

Более подробную информацию по актуальным юридическим вопросам Вы можете получить на бесплатном образовательном он-лайн  курсе для медицинских работников по вопросам права https://www.vrachprav-nmp.ru

Материал подготовлен  в рамках гранта президента Российской Федерации, предоставленным Фондом президентских грантов (в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 30 января 2019 г. No 30 «О грантах Президента Российской Федерации, предоставляемых на развитие гражданского общества»)

Следственная практика

Большинство «медицинских дел», по которым медицинских работников привлекают к уголовной ответственности находится в ведении Следственного Комитета РФ. Статистические данные ведомства свидетельствуют о неуклонном росте числа дел, которые возбуждаются против врачей. Какие факторы способствуют росту обращений в правоохранительные органы и какие подходы применяются в СК России к расследованию уголовных дел в сфере медицины? Об этом читайте в статье, которая подготовлена по мотивам выступления Геннадия Веригина,  подполковника юстиции,  заместителя руководителя контрольно-следственного отдела следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Карелия, на конференции «Юридическая ответственность медицинских работников за нарушения законодательства в сфере здравоохранения» в Петрозаводске. 

Общение как профилактика 

Число уголовных дел, которые возбуждаются в отношении медицинских работников имеют устойчивую тенденцию к росту.  Об этом говорит статистика, но обращает на себя внимание один показательный момент – растет не просто число уголовных дел, но число уголовных дел, которые были возбуждены по прямым обращениям граждан в Следственный комитет.

Например, если обратиться к статистике по Республике Карелия, то в 2020 году в следственное управление поступило 28 обращений по поводу некачественно оказанной медицинской помощи, такие же показатели были и в 2019 году, и в 2018 году. Однако при этом в 2020 году из 28 обращений –  22 поступило непосредственно от граждан, в то время, как в 2019 году прямых обращений от граждан в следственные органы было 17 из 28, а в 2018 году – всего 12 из 28.  Что же побуждает людей обращаться в Следственный комитет все чаще?

Согласно статистическим данным, большинство медицинских работников обвиняются в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч.2 ст.109 УК РФ). Так, в 2020 году в Республике Карелия было возбуждено 18 уголовных дел и из них — 14 дел возбуждены именно по этой статье. Конечно, родственники умерших пациентов хотят знать причины, по которым умерли их близкие. И практика Следственного комитета говорит о том, что причиной обращения граждан в СК, являются не столько объективные факторы, связанные с тяжестью заболевания, сколько субъективные, которые порождаются отсутствием внимательного отношения к пациентам или к их родственникам. Люди жалуются на холодное отношение, на то, что им никто ничего не объясняет. Фактически граждане хотят только одного – разобраться и понять умер ли их близкий человек потому, что его нельзя было спасти, или все же была допущена ошибка, но так как никто из врачей не предоставляет им подобной информации, они вынуждены искать правду в Следственном комитете.

Часто врачи ссылаются на невозможность предоставить информацию родственникам умерших пациентов, ссылаясь на врачебную тайну. Однако только доверие между врачом и пациентом может привести к взаимопониманию, а оно «зарабатывается» открытостью. Поэтому, конечно, необходимо давать родственникам знакомиться с медицинской документацией, разъяснять, что именно произошло. На практике не возникает ситуаций, когда родственник умершего пациента, которому бы, врачи разъясняли причины произошедшего, впоследствии обвинял бы их в раскрытии врачебной тайны. Тем более, сейчас законодательных препятствий для раскрытия информации стало меньше. Напомним, что в июле 2021 года Президент РФ подписал закон, устанавливающий правовой механизм предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, родственникам умершего пациента. Закон предусматривает, что близкие родственники или лица, которые указаны в согласии пациента, смогут знакомиться с его медицинской документацией, а также получать медицинские документы и выписки из них, в том числе после смерти пациента.

Нет дела без причины

Стоит признать, что не всегда, даже получив максимально-полный доступ к медицинской документации и информации о том, что именно повлекло тяжкий вред здоровью или смерть пациента, граждане остаются удовлетворены полученными ответами от врачей. Часть из них все равно обращается с заявлением в следственные органы. Следователи обязаны реагировать на каждое обращение и расследовать обстоятельства дела. 

Важно понимать, что наступление уголовной ответственности наступает только тогда, когда доказана прямая причинно-следственная связь между действием медработника и наступившими последствиями. Пока она не доказана, не может быть собран состав преступления. 

Основой для установления такой связи является проведение комиссионной судебно-медицинской экспертизы (СМЭ). СМЭ – основная доказательная база на которую опираются следователи.

Медицинские работники должны быть готовы к тому, что таких экспертиз будет проведено несколько, поскольку очень часто пострадавшие пациенты или их родственники не доверяют тем СМЭ, которые проводятся в том же регионе, где проходило  лечение, приведшее к тяжким для пациента последствиям. Пациенты убеждены в высокой степени корпоративной солидарности медицинских работников, в том числе и экспертов.  Часто, познакомившись с результатами первой СМЭ,  просят назначить экспертизу в других регионах. 

Однако порой даже проведения СМЭ в другом регионе бывает недостаточно. Установление прямой причинно-следственной связи – крайне сложная задача. Очень часто медицинская помощь оказывается на нескольких этапах, начиная от районной поликлиники до республиканской больницы, или даже больницы в другом регионе. Экспертами достаточно часто устанавливаются те или иные дефекты медицинской помощи на разных этапах ее оказания, но при этом они не состоят в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями. 

Также часто выводы экспертов расходятся между собой. Например, в одном регионе эксперты установили прямую причинно-следственную связь, в другом – нет. Нередко при подобных расхождениях в выводах экспертов, тоже назначаются  дополнительные СМЭ, следователи просят экспертов ответить на дополнительные вопросы, так как до того, как направить дело прокурору на утверждение обвинительного заключения, следователь должен быть уверен в том, что доказательная база собрана в полном объеме. Поэтому по одному делу может быть проведено весьма внушительное количество экспертиз. Если дело доходит до суда, то все противоречия между заключениями экспертов трактуются в пользу обвиняемого.

Отметим, что при наличии косвенной связи между действиями медработника и наступившими последствиями, как правило, дело в суд не направляется и уголовное дело прекращается.

 Более подробную информацию по актуальным юридическим вопросам Вы можете получить на бесплатном образовательном он-лайн  курсе для медицинских работников по вопросам права https://www.vrachprav-nmp.ru

Материал подготовлен  в рамках гранта президента Российской Федерации, предоставленным Фондом президентских грантов (в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 30 января 2019 г. No 30 «О грантах Президента Российской Федерации, предоставляемых на развитие гражданского общества»)

Закупки по контракту

Сегодня правоохранительные органы уделяют большое внимание исполнению государственных контрактов, в том числе и в сфере здравоохранения, выявляя в этой сфере множество нарушений, О том, как сегодня применяется Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», как определяется начальная  максимальная цена контрактов и какие основные ошибки совершаются при ее определении, а также, как осуществляются закупки, их мониторинг и аудит  рассказывает эксперт Союза медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» Е.Е. Черных.

Сфера применения Федерального закона №44 и его информационное обеспечение

Федеральный закон №44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» регулирует отношения, которые касаются планирования закупок товаров, работ и каких-либо услуг и регламентирует предусмотренные этим законом взаимоотношения между заказчиками и исполнителями. В законе также отражены особенности исполнения контрактов, мониторинга закупок товаров, работ и услуг, аудита и контроля в сфере закупок.

Для информационного обеспечения контрактной системы создана единая информационная система (ЕИС). В ЕИС происходит формирование, обработка и хранение данных, предоставленных всеми участниками контрактной системы. Кроме того, единая информационная система служит для контроля за соответствием информации об идентификационных кодах закупок и не превышением предела или объема того финансового обеспечения, которое выделяется для осуществления закупок. В ЕИС предусмотрено использование усиленной квалифицированной электронной подписи для подписания всех электронных документов. 

Содержание ЕИС системы включает разнообразные элементы: планы-графики и информацию об их реализации; информацию об условиях, запретах, либо ограничениях допуска товаров; информацию о закупках; реестр всех контрактов, которые заключаются с заказчиками; единый реестр всех участников закупок; реестр недобросовестных поставщиков (своеобразный «черный список»), недобросовестных подрядчиков и исполнителей, реестр банковских гарантий. Помимо этого, в единой информационной системе находится библиотека типовых контрактов, типовых условий контрактов. В системе содержится реестр жалоб, плановых и внеплановых проверок, результатов по проведенным проверкам, выданных предписаний. Система также включает реестр единственных поставщиков товаров, производство которых создается, либо модернизируется и осваивается на территории Российской Федерации. 

Субъекты Российской Федерации и муниципальные образования вправе создавать свои региональные и муниципальные информационные системы в сфере закупок. Необходимым условием является то, что указанные системы должны интегрироваться с ЕИС. 

К данным, которые передаются в единую информационную систему необходимо относиться очень внимательно. Так, например, для целей информационного обеспечения закупки в документации о закупке должны содержаться достаточные сведения, в том числе об объекте закупки, которые позволяют потенциальному участнику сформировать свое предложение. В противном случае, это может стать предметом судебного разбирательства. Нередки обращения в арбитражный суд о признании закупки недействительной, если в ней отсутствуют сведения, необходимые для формирования потенциальным участником закупки своих предложений.

Планирование и обоснование закупок

При планировании всех закупок формируют и утверждают планы-графики и затем контролируют исполнение всех пунктов, указанных в документе. Планы-графики включают в себя разнообразные элементы. Во-первых, идентификационные коды закупок, которые определяются в соответствии со статьей  23-ей ФЗ №44. Кроме того, план-график включает в себя наименование объекта  закупки, объем финансового обеспечения для осуществления закупок, сроки осуществления планируемых закупок, а так же информацию об обязательном общественном обсуждении закупок товаров, работ и услуг, в соответствие со статьей 20-ой Федерального закона №44. Помимо этого, Правительством РФ устанавливаются требования к форме планов-графиков, порядок формирования утверждения планов-графиков, внесения изменений в указанных документах и порядок размещения планов-графиков в единой информационной системе. 

В соответствии с законом план-график формируется на срок, «соответствующий сроку действия федерального закона о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период, федеральных законов о бюджетах государственных внебюджетных фондов Российской Федерации на очередной финансовый год и плановый период, закона субъекта Российской Федерации о бюджете субъекта Российской Федерации, законов субъекта Российской Федерации о бюджетах территориальных государственных внебюджетных фондов, муниципального правового акта представительного органа муниципального образования о местном бюджете».

В планы-графики включается информация о закупках, осуществление которых планируется по истечении того или иного планового периода. В этом случае информация, вносится в план-график закупок на весь планируемый период. 

Основания для изменения плана-графика указаны в части 8-й статьи 16-й ФЗ №44. Внесение изменений в план график может осуществляться не позднее, чем за один день до размещения в единой информационной системе извещения об осуществлении соответствующей закупки или направления приглашения принять участие в определении поставщика.

Обоснование закупок происходит по правилам, которые указаны в статье 18 ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг». Обоснованной признается закупка, осуществляемая в соответствии с положениями статей 19 и 22 Федерального закона. Статья 19 посвящена нормированию в закупочной отрасли, статья 22 определению начальной максимальной цены контракта. Ранее под обоснованием понималась обязанность заказчика подтвердить соответствие закупки установленным целям в виде отдельного приложения. Данное требование было отменено летом 2020-го года. 

Оценка обоснованности закупок установленным нормам производится в ходе аудита в закупочной сфере. По результатам аудита определенная закупка может быть признана необоснованной. В этом случае те или иные контролирующие инстанции могут выдать предписания об устранении замечаний. Как правило, лицо, виновное в необоснованности закупки, привлекается к административной ответственности.

В связи с изменениями, которые были внесены в закон в 2019 году, были исключены обязанности обосновывать объект, способ закупки, и самое главное, начальную максимальную цену контракта во всех документах при планировании. Заполнять план закупок не нужно, он отменен как отдельный документ. Заказчики готовят только план-график. 

 Цена контракта. Методы определения начальной максимальной цены

Начальная (максимальная) цена контракта — как видно из названия, это высшая (максимальная) цена, которая указывается заказчиком в извещении, документации о закупке, приглашении принять участие в закрытой закупке. Правила ее определения указаны в части первой статьи 22-й. Определение начальной максимальной цены контракта производится заказчиком при составлении плана-графика закупки. 

Существует несколько методов определения начальной максимальной цены контракта: метод сопоставимых рыночных цен (анализа рынка); нормативный метод; тарифный метод; проектно-сметный метод; затратный метод.

Метод сопоставимых рыночных цен, или, как его еще называют – анализ рынка, наиболее распространен. При этом методе начальная максимальная цена контракта формируется на основе рыночных цен для идентичных товаров, работ и услуг, а при их отсутствии, на основе цен однородных товаров, работ и услуг. Согласно закону, при применении метода сопоставимых рыночных цен информация о ценах «должна быть получена с учетом сопоставимых с условиями планируемой закупки коммерческих и (или) финансовых условий поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг».

Нормативные правовые акты, которые дополнительно разъясняют методику определения начальной максимальной цены контракта, отражены в методических рекомендациях приказа Минэкономразвития от  02.10. 2013 г..

Необходимо обратить внимание на факторы, влияющие на цену товаров. Например, цвет или дизайн могут увеличивать цену, но они не изменяют основные функции той продукции, которую необходимо закупить. Так, цены на один и тот же ноутбук могут различаться на 30% только из-за цвета или из-за дизайна. Это не существенная характеристика, так как она не влияет на работу компьютера. Именно поэтому предложения с дизайнерскими решениями не должны учитываться при расчете начальной максимальной цены контракта. 

Работа для определения начальной максимальной цены делится на несколько этапов. Первый этап – сбор необходимой ценовой информации. Далее идет анализ полученных данных и приведение сведений в сопоставимую форму с использованием коэффициента вариации. Если ценовые значения однородны, то применяется формула расчета начальной максимальной цены контракта методом сопоставимых рыночных цен. Если же коэффициент вариации равен 33% и более, то цены не являются однородными и заказчику надлежит запросить новые ценовые предложения или вновь проанализировать возможные информационные источники, а затем пересчитать стоимость.

Надо очень внимательно относится к источникам информации  о ценах при определении начальной максимальной цены контракта. Во-первых, необходимо направить запросы не менее, чем пяти поставщикам, подрядчикам или исполнителям. При этом следует выбирать более опытные компании, сведения о которых находятся в открытом доступе. В ответ организация-заказчик должна получить коммерческие предложения от этих поставщиков. Далее необходимо разместить запрос о ценах в единой информационной системе. Также в качестве источника информации может быть использована информация о ценах из реестра контрактов, который содержится в единой информационной системе. Еще один способ поиска информации – анализ общедоступной информации о ценах, которая может содержаться в рекламе, в различных каталогах, в данных Росстата, в публикациях государственных, муниципальных органов, в общедоступных изданиях. Информацию можно получить из результатов сторонней оценки рыночной стоимости, из данных информационно-ценовых агентств, из отчетов уполномоченных органов, в котировках электронных площадок и бирж. Не следует использовать информацию о ценах от лиц из реестра недобросовестных поставщиков или из анонимных источников или учитывать данные, которые не содержат расчета цены товара, работы либо услуги.

При применении метода сопоставимых рыночных цен можно выделить несколько основных нарушений. 

Нельзя считать «по средней» при закупках у единственного поставщика. Если заказчик методом сопоставимых рыночных цен обосновывает цену договора, заключаемого с единственным поставщиком, то нет никаких оснований применять среднеарифметическую цену. Заказчик обязан взять в качестве цены договора наименьшую из имеющихся у него цен.

Нельзя основываться только на коммерческих предложениях.  Рекомендуется помимо коммерческих предложений использовать также иные источники информации. Наиболее достоверным источником информации для проверяющих является, конечно, реестр контрактов

Коммерческие предложения должны быть получены на сопоставимый объем. Довольно часто в предоставленных заказчику коммерческих предложениях содержится только цена за единицу продукции (например, за 1 кг, 1 шт., 1 упаковку и т. д.). Вместе с тем, объем поставки, в отношении которого осуществляется обоснование начальной максимальной цены контракта, значительно больше (например, 1 тонна, 1000 шт., 1000 упаковок и т.д.). Если в коммерческом предложении содержится информация только о цене за единицу, то такое коммерческое предложение не учитывает возможность предоставления скидок за больший объем поставки. Поэтому расчет начальной максимальной цены, произведенный произведенной путем умножения цены за единицу, содержащуюся в коммерческом предложении, на требуемый заказчику объем, не объективен и не свидетельствует об обоснованности установленной цены, так как не учитывается скидка за увеличение объема поставки.

 Ошибка, если в коммерческом предложении не указан срок его действия. Если в коммерческом предложении не указан срок его действия, заказчик не может подтвердить актуальность использования цен на момент расчета начальной максимальной цены контракта.

Коммерческие предложения не могут взяться из неизвестных источников, происхождение которых заказчик не может объяснить контролеру. Заказчиком не направлялись официальные запросы на предоставление указанных коммерческих предложений, при этом сами коммерческие предложения имеются. В этом случае начальная максимальная цена контракта является необоснованной. 

Второй метод определения начальной максимальной цены контракта – нормативный метод. Он применяется в случаях, когда предельные цены на товар, работу или услуги, установлены в актах о нормировании, которые приняты в соответствие со статьей 19-й Федерального закона №44. Для расчета  начальной максимальной цены контракта используется информация о предельных ценах товара, работы или услуги, согласно ведомственному перечню. При этом используется информация о предельных ценах, которые размещены в единой информационной системе. Формула расчета начальной максимальной цены контракта определяется путем умножения объема товара, работ, услуг, которые закупает заказчик, на предельную цену на единицу товара, работ или услуг.  

 Следующий методтарифный метод. Он применяется, если цены закупаемых товаров, работ, услуг подлежат государственному регулированию или установлены муниципальными правовыми актами, например, при закупке тепла, водоснабжения, электроэнергии, услуг почтовой связи и т.п. Начальная (максимальная) цена контракта, цена контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), определяются по регулируемым ценам (тарифам) на товары, работы, услуги.

Проектно-сметный метод применим только для отдельных видов работ (строительные, ремонтные работы). При расчете начальной максимальной цены контракта за основу берется проектная документация, которая составляется на указанную работу, и в которую входит непосредственно сметная стоимость работ. Сметная стоимость определяется по методике, которая утверждена постановлением Госстроя от 5-го марта 2004-го года. Если строительство, реструктуризация, либо техническое перевооружение оплачивается из средств федерального бюджета, необходимо проводить госэкспертизу документации, и проверить, достоверна ли сметная стоимость. При этом необходимо пользоваться нормами Постановления правительства от 18-го мая 2009-го года. 

Затратный метод используется в случае невозможности применения иных методов. Начальная максимальная цена контракта определяется на основании сумм произведенных затрат и обычной для определенной сферы деятельности прибыли. При этом учитываются обычные в подобных случаях прямые и косвенные затраты на производство или приобретение и (или) реализацию товаров, работ, услуг, затраты на транспортировку, хранение, страхование и иные затраты. Для того, чтобы получить информацию о прибыли необходимо проанализировать контракты из единой информационной системы, и другие общедоступные источники. Информация может быть поучена из информационно-ценовых агентств, общедоступных результатов изучения рынка, а также результатов изучения рынка, проведенного по инициативе заказчика.

Ответственность за нарушения 

Ответственность за нарушение порядка обоснования начальной максимальной цены контракта предусмотрена Кодексом об административных правонарушениях. По какой именно статье КоАП РФ будет оценено правонарушение и назначено наказание, во многом зависит от позиции контрольного органа или суда. 

Если закупочная документация утверждена с нарушениями, то должностное лицо заплатит минимальный штраф – 3000 рублей. Например, если заказчик в обосновании начальной максимальной цены контракта написал, что для расчета цены использовались сведения от трех поставщиков (метод сопоставимых рыночных цен), но реквизиты коммерческих предложений не указал. Специалисты ФАС в подобных случаях находят в действиях работника контрактной службы признаки правонарушения, предусмотренного статьей 7.30 КоАП РФ, так как в данном случае была указана недостоверная информация или информация была достоверная, но доказать это не представлялось возможным. Или, например, заказчик обосновал начальную максимальную цену контракта проектно-сметным методом, однако смету в документацию не включил и не указал, по какому документу рассчитал стоимость работ. Контролеры оштрафовали руководителя, так как начальная максимальная цену контракта не была обоснована наличием документации. 

КоАП РФ предусматривает и более серьезные наказания. Если в единой информационной системе опубликованы документы с нарушением ФЗ -№ 44, то за это нарушение должностное лицо оштрафуют на 15 тыс. рублей, по статье 7.30 часть 1.4 КоАП РФ,

При нарушении порядка или формы обоснования начальной максимальной цены контракта, штраф будет составлять 10 тысяч рублей (статья 7.29.3 часть 2 КоАП РФ). Есть судебная практика, которая говорит о том, что применять часть вторую статьи 7.29.3 КоАП РФ за нарушение обоснования начальной максимальной цены контракта в той или иной документации нельзя. Эту санкцию применяют только за нарушение обоснования цены на этапе планирования.  Если же заказчик, например, не обоснует начальную цену достоверными сведениями, то может наступить уже уголовная ответственность за. мошеннические действия. 

Осуществление закупок, мониторинг и аудит

Заказчики при осуществлении закупок используют конкурентные способы определения поставщиков, либо осуществляют закупки у единственного поставщика. Способ закупки у единственного поставщика  не является конкурентным, так как в качестве  поставщика товаров, работ и услуг выступает одна организация. При этом заказчик сам решает, с кем заключить контракт. Один из самых востребованных случаев закупки у единственного  поставщика –  закупка, не превышающая 100 тысяч рублей. Для учреждений культуры или спортивных организаций такая сумма составляет 400 тыс. рублей. 

К конкурентным способам относятся: конкурсы, аукционы, запросы котировок и предложений. 

Когда поставщик определяется открытым конкурсом, то комиссия рассматривает заявки участников и сравнивает цены, качество товаров, опыт выполнения аналогичных контрактов и квалификацию сотрудников. Побеждает тот участник, который предложил лучшие условия. Лучшими условиями, в данном случае, могут быть как цена контракта, так, и качество выполнения работы или услуг. 

Существуют конкурсы с ограниченным участием, но этот метод выбора поставщика заказчики используют только на услуги, которые утверждены в Постановлении Правительства №99. В нем же установлены дополнительные требования к участникам таких конкурсов. Прежде всего, это финансовые ресурсы для исполнения контракта, право собственности на недвижимость и технику, опыт аналогичных работ, и также нужное количество квалифицированных специалистов.

Следующий способ – двухэтапный конкурс. На первом этапе поставщики присылают заявки, не называя цену, за которую готовы поставить товары или оказать те или иные услуги, а на втором этапе заказчик сравнивает предложенные цены поставщиков, которые прошли отбор на первом этапе. Двухэтапные конкурсы часто проводят на закупку строительных услуг, проектных работ, научных исследований, высокотехнологичной или инновационной продукции. 

Одним из способов выбора поставщика является закрытый конкурс. Принять участие в закрытой закупке может ограниченный круг поставщиков, который соответствует определенным требованиям, и которых заказчик приглашает сам, то есть заказчик сразу определяет круг возможных последующих поставщиков.  Если закупка не составляет государственную тайну, извещение публикуют в единой информационной системе. В этом случае заинтересованные поставщики подтверждают документами, что соответствует требованиям заказчика, и выдают заказчику запрос на предоставление конкурсной документации. Разновидностью закрытого конкурса является закрытый конкурс с ограниченным участием. В этом случае победитель должен пройти еще и предквалификационный отбор. В некоторых случаях проводится закрытый двухэтапный конкурс, который проводится по тем же правилам, что и открытый (сначала оценка квалификации поставщиков, затем цены) только с закрытым перечнем возможных участников.

Электронный аукцион –  самый популярный вид закупок. Он проходит в электронной форме, на одной из соответствующих площадок. Для участия нужна электронная подпись и аккредитация. С 1 января 2019 года введено дополнительное требование – регистрация в единой информационной системе. Заявка на электронный аукцион состоит из двух частей, которые нужно подать одновременно. До аукциона заказчик рассматривает первую, после аукциона – вторую. После допуска первой части заявки, поставщик в назначенное время заходит на торговую площадку и подает свои ценовые предложения. Может быть использован и способ запроса предложения заказчиком. Чаще всего заказчик товаров, работ и услуг, проводит запрос при не состоявшихся аукционах,  повторных конкурсах, при закупке услуг на лечение российских граждан за границей и в некоторых других ситуациях. Если в обычных закрытых аукционах, участники подают заявки в запечатанном конверте и прошедшие отбор участвуют в аукционе лично и снижают цену, поднимая таблички, то в электронной форме закрытые аукционы проходят на специализированных торговых площадках. 

Запрос котировок – относительно простая и достаточно быстрая процедура. Участники присылают свои заявки с ценой один раз. После окончания срока подачи заявок заказчик смотрит все предложения, и победитель определяется именно по цене. При этом начальная максимальная цена такой закупки не должна превышать 500 тысяч рублей.  Годовой объем такого вида закупок не должен превышать 10% от тех денежных средств, которые предусмотрены на все закупки в течение года.

Мониторинг закупок – система наблюдения в сфере закупок, осуществляемая на постоянной основе, посредством сбора, обобщения, систематизации и оценки информации об осуществлении закупок, в том числе, реализации планов-графиков. Мониторинг закупок осуществляется с использованием единой информационной системы, на основе содержащейся в ней информации. Мониторинг закупок обеспечивается федеральным органом исполнительной власти по регулированию контрактной системы в сфере закупок, в том порядке, который определен Постановлением Правительства №1193. 

Аудит в сфере закупок проводится Счетной Палатой, либо контрольно-счетными органами субъектов Российской Федерации. Они, в пределах своих полномочий осуществляют анализ и оценку результатов закупок, а также достижение их целей. Органы аудита в сфере закупок обобщают результат деятельности в единой информационной системе. 

Более подробную информацию по актуальным юридическим вопросам Вы можете получить на бесплатном образовательном он-лайн  курсе для медицинских работников по вопросам права https://www.vrachprav-nmp.ru

Материал подготовлен  в рамках гранта президента Российской Федерации, предоставленным Фондом президентских грантов (в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 30 января 2019 г. No 30 «О грантах Президента Российской Федерации, предоставляемых на развитие гражданского общества»)

От сообщения о преступлении до суда

Расследования уголовных преступлений в области медицинской деятельности – сложная и многоэтапная процедура. Каждая стадия имеет важное значение и свои особенности, которые необходимо знать, чтобы в полной мере пользоваться своими правами.  О том, какие действия предпринимают лица, ведущие расследование, каков порядок и перечень следственных действий, как проходит судебный процесс и об иных процессуальных и криминалистических особенностях расследования преступлений в сфере здравоохранения рассказывает Юрий Торбин, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики Всероссийского государственного университеты юстиции (РПА Минюста России).

Уголовное судопроизводство. Основы

Уголовное судопроизводство – род деятельности уполномоченных государством лиц по расследованию преступлений, возбуждению уголовных дел, судебному рассмотрению, установлению виновного и определении ему меры наказания. Регулируется уголовно-процессуальным законодательством.

В соответствии с законом, основное предназначение уголовного судопроизводства состоит в защите законных прав и интересов физических и юридических лиц, пострадавших от преступления и защите личности от необоснованного уголовного преследования и наказания.

Выделяют три основные функции уголовного судопроизводства: функция уголовного преследования, защиты от уголовного преследования и рассмотрения и разрешения уголовного делав суде. Деятельность всех участников уголовного судопроизводства базируется на основополагающих принципах – законности и презумпции невиновности. Никто не может быть признан виновным до тех пор, пока не вступил в законную силу приговор суда.

Стадии уголовного судопроизводства — это взаимосвязанные, но относительно самостоятельные части уголовного процесса. В уголовном судопроизводстве России выделяют две основные части — досудебное и судебное производство. 

Сообщение о преступлении 

Досудебное производство начинается с момента сообщения о преступлении. В сфере здравоохранения, как правило, обращения в правоохранительные органы поступают от самого пациента или его родственников, которые считают, что из-за неправильного лечения наступили какие-либо негативные последствия для  здоровья. 

Сообщение о преступлении не влечет автоматически возбуждения уголовного дела, но дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять его и провести по нему проверку в соответствии со статьей 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ).  По итогам проверки выносится постановление о возбуждении уголовного дела, либо постановление об отказе возбуждения уголовного дела, если нет признаков состава преступления.

С 2013 перечень действий, которые могут проводит следователи и дознаватели в ходе такой проверки значительно расширен. При проверке сообщения о преступлении следователи вправе получать: объяснения, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном УПК РФ, назначать судебно-медицинскую экспертизу (СМЭ) и получать заключение эксперта, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий. При этом медицинская документация (история болезни, результаты проведенных диагностических исследований и т.п.) должны предоставляться в подлинниках.

Расследование преступлений медицинских работников – весьма трудоемкий вид следственной деятельности, так как для объективной оценки требуются достаточно специфичные профессиональные знания,  которые выходят за рамки подготовки сотрудников следственных органов. И именно получение следователем медицинской документации, привлечение специалистов, которые в силах дать ей компетентную оценку, помочь поставить правильные вопросы перед судмедэкспертами могут оказать  наиболее  важное значение при расследовании.

Проверка сообщения о преступлении проводится в течение 3 суток с момента поступления сообщения, но если нет возможности установить признаки состава преступления в указанный срок, то срок проведения проверки может быть продлен до 10 суток. При необходимости проведения судебно-медицинских экспертиз, или, например, проведения оперативно-розыскных мероприятий, руководитель следственного органа по ходатайству следователя, вправе продлить этот срок до 30 суток, указав конкретные обстоятельства, которые понадобились для увеличения срока.

Есть несколько важных аспектов этого этапа досудебного производства, на которые следует обратить внимание. Так, в ходе проверки сообщения о преступлении, следователь не проводит допроса (это не предусмотрено УПК РФ), а получает объяснения от лиц, которые могут в дальнейшем стать подозреваемыми. Объяснения, полученные в ходе доследственной проверки, не является доказательством по уголовному делу – это оперативный документ, который служит источником информации для следователя для принятия решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела.

 Медицинские работники могут отказаться давать объяснения. По статье 51 Конституции РФ «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом». Кроме того, в соответствии с УПК РФ, бремя доказывания обвинения лежит на стороне обвинения. Более того, на этом этапе опрашиваемый не предупреждается (а соответственно и не несет ответственности) за дачу заведомо ложных показаний. Но надо учитывать, что отказ от дачи объяснений следователями воспринимается негативно, заставляет думать, что врач, отказывающийся давать объяснения не заинтересован в объективном рассмотрении дела и в конечном итоге может иметь отрицательные последствия для медиков. Уже на этом этапе целесообразно привлечь адвоката, который поможет не растеряться и выстроить правильную линию поведения.

Кроме того, следователь еще до возбуждения уголовного дела, может давать поручение о проведении целого ряда оперативно-розыскных мероприятий, которые проводятся на основании судебного решения. В них может войти не только истребование документов, но и контроль почтовых отправлений, прослушивание телефонных переговоров и т.п. 

Что касается проведения судебно-медицинской экспертизы, то следователь имеет право назначить ее на этом этапе досудебного разбирательства, но, как правило, экспертиза занимает довольно длительное время, не менее 30 дней,  — максимальный срок проведения проверки, поэтому объяснения очень важны для принятия следователем решения об отказе или возбуждении уголовного дела. Уголовное дело не возбуждается, если нет признаков состава преступления.

Предварительное расследование

После того как установлены признаки состава преступления, возбуждается уголовное дело и наступает следующий этап – предварительное расследование. В его задачи входит исследование доказательств, чтобы установить наличие или отсутствие события преступления, лиц, виновных в его совершении, характер и размер ущерба, и т.п.  

Предварительное расследование производится в одной из двух форм – предварительного следствия или дознания

Как правило, преступления, по которым проводится дознание – это преступления небольшой и средней тяжести. Например, статья 118 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности» (все статьи, по которым проводится дознание перечислены в статье 150 УПК РФ). Дознание производится в течение 30 суток со дня возбуждения уголовного дела.

Предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела. В связи со сложностью расследования «медицинских» преступлений, длительности и тщательности комплексных экспертиз нередко сроки предварительного следствия продлеваются.  Срок может быть продлен до 3 месяцев.

На этой стадии расследования подозреваемый должен быть предупрежден, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу. Конечно же, он имеет право на защиту. В соответствии со статьей  86 УПК РФ, защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Помимо этого, защитник имеет право привлекать специалистов для консультаций, ходатайствовать перед следователем или дознавателем о проведении специальных экспертиз.

На этапе предварительного следствия часто проводятся различные экспертизы. Нередко пациенты или их родственники пользуются правом обращаться к независимым экспертам. Право на независимую экспертизу предусмотрено в ФЗ №323 «Об основах охраны здоровья граждан РФ. Если выводы СМЭ и независимых экспертов противоречат друг другу, то назначается еще одна экспертиза, которая анализирует выводы двух противоречивых экспертиз – это, как правило, сложная комплексная экспертиза, которую проводят государственные экспертные бюро.

Несмотря на то, что выводы судмедэкспертов очень важны для следствия и для суда, выводы СМЭ не являются истиной в последней инстанции. В ходе предварительного следствия, следователь оперирует и сопоставляет все доказательства. Например, если был допущен дефект заполнения медицинской документации и в ней не нашли отражения какие-то действия врача, но свидетельские показания говорят о том, что медицинский работник совершал конкретные действия, то эти показания будут учтены, а при противоречии между выводами СМЭ и свидетельскими показаниями, может назначаться дополнительная экспертиза, чтобы установить объективность показания свидетелей.  

Если пациент проходил лечение в нескольких медицинских учреждениях, то медицинские документы из других учреждений тоже будут рассматриваться следователем, но необязательно будут признаны доказательствами. В каждом конкретном случае это решается следователем.

Важное значение имеют протоколы врачебных комиссий, в которых может содержаться важная для следователей и дознавателей информация, которая может быть не отражена в других медицинских документах.

Что касается изъятия медицинской документации, то необходимо учитывать, что постановление суда о проведении следственных действий (в данном случае выемки документов) вступает в силу с момента его подписания и препятствовать выемке документов при наличии постановления суда – незаконно.  Однако, если выемка медицинской документации проводится не в соответствии с нормами УПК, то в дальнейшем ее проведение можно обжаловать в соответствии со статьей 125 УПК РФ.

Если производство выемки медицинских документов не терпит отлагательства, то указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения. В этом случае следователь или дознаватель обязан уведомить судью и прокурора о производстве этого следственного действия. Если суд признает производство выемки документов по постановлению следователя незаконным, то это доказательство аннулируются, так как доказательства полученные с нарушением требований УПК являются недопустимыми  (статья 75 УПК).

Процедура сбора информации из электронных носителей (медицинских информационных систем) тоже имеет свои правила. Во-первых, деятельность медицинской организации не может быть прервана в связи с изъятием электронных медицинских документов. Поэтому жесткие диски не изымаются, а информация с них копируется. Во-вторых, для того, чтобы не повредить систему, такие действия должны проводится правоохранительными органами с участием специалистов.

Предварительное расследование завершается или прекращением уголовного дела, или составлением обвинительного заключения или обвинительного акта, которые направляются прокурору для утверждения. На прокурора в данном случае возлагаются надзирающие функции – он обязан вникнуть в материалы дела, выявить возможные упущения, определить, были ли нарушены требованы уголовного закона при расследовании, и если такие нарушения были, то дело возвращается в следственные органы для устранения недочетов.

Когда предварительное расследование завершается, то следователь обязан познакомить подозреваемого и его защитника с обвинительным заключением и материалами дела до того, как обвинительное заключение будет утверждено. На этом этапе подозреваемый может согласиться с предъявленными обвинениями и просить о применении особого порядка судебного разбирательства. В этом случае наказание, которое ему назначается судом не может превышать две трети максимального срока, предусмотренного за совершенное преступление.

Если преступление совершается группой лиц, то с отдельными из них может быть соглашено досудебное соглашение о сотрудничестве. И при отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать половины максимального срока.

Если признаки состава преступления не установлены, то постановление об отказе в возбуждении уголовного дела тоже направляется прокурору. Прокурор может не согласиться с этим решением, так как может быть не убежден в аргументации следователя, в этом случае он отправляет дело на доследование. Если отказ в возбуждении уголовного дела признается прокурором обоснованным, то повторное возбуждение уголовного дела в отношении того же лица и по тому же факту, возможно только по новым обстоятельствам, которые открылись в отношении этого лица и факта.

Если прокурор утверждает обвинительное заключение, то уголовное дело поступает в суд. 

На суде 

Судебное производство подразделяется на 2 этапа: подготовка к судебному разбирательству и непосредственно судебное разбирательство. 

На первой стадии судья обязан глубоко изучить дело, проверить своевременно ли было вручено обвинительное заключение обвиняемому, ознакомился ли он своевременно и полно с материалами дела, разъяснены ли были права обвиняемому, провел ли следователь все действия, связанные с обнаружением имущества, на которое впоследствии может быть наложен арест для возмещения материальных претензий в ходе судебных разбирательств и т.п. При выявленных недочетах дело возвращается прокурору с тем, чтобы он передал его руководителю следственного органа, а затем и следователю для устранения недочетов. 

Если в этот период поступает ходатайство об исключении определенных доказательств от тех или иных участников уголовного процесса, то проводится предварительное слушание, на котором решается этот вопрос.

Само судебное разбирательство – это отправление правосудия. И здесь важно соблюдение принципа состязательности сторон – обвинения и защиты.  Задача суда создать сторонам равные условия с точки зрения возможности предоставления всех доказательств, которыми они располагают. 

Существенный факт – в ходе судебного разбирательства могут быть представлены новые доказательства, которые не были представлены в ходе предварительного расследования. Этим приемом часто пользуются защитники, но при представлении таких доказательств необходимо обосновать причину, по которой эти доказательства стали известны только в суде, а не в ходе расследования. И только если суд признает эти объяснения обоснованными, доказательства могут быть приобщены к делу.

Судебное разбирательство, в свою очередь, подразделяется на несколько этапов  и начинается с судебного следствия, которое открывается с изложения государственным обвинителем (прокурором) предъявленного подсудимому обвинения. Также прокурор сразу просит суд назначить определенную меру наказания. 

Затем судья спрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным. Если обвиняемый признает себя виновным, то оправдательный приговор уже невозможен.

Следующий этап судебного следствия исследования доказательств. Первой представляет доказательства сторона обвинения, затем исследуются доказательства, представленные стороной защиты. Очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду.

Российский суд является активным судом (при пассивной форме суд лишь оценивает доказательства и выносит решения). В российском же  судопроизводстве суд часто требует дополнить, расширить, обосновать доказательства.  Для того, чтобы проверить достоверность представляемых доказательств, суд имеет право совершить целый ряд судебных действий, которые по сути являются аналогичными следственным действиям (осмотр местности, помещений, документов, освидетельствования, провести опознания, назначить экспертизу). Но суд не собирает новые доказательства, он лишь проверяет их достоверность.  

Важно, что несмотря на всю весомость СМЭ, суд может и не согласиться с выводами судмедэкспертов. В судебной практике, например, встречаются случаи, когда несмотря на то, что в выводах СМЭ указано, что была прямая причинно-следственная связь между неправильными действиями врача и негативными последствиями для здоровья пациента, суд не находил такой связи, а значит медик не мог быть осужден по статьям УК за неосторожный вред, причиненный здоровью пациента, или его смерть.

После того, как исследованы все доказательства, представляемые сторонами, судебное следствие завершается и наступает такой важный этап как судебные прения. Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника, которые излагают свои точки зрения. В ходе прений нельзя ссылаться на те доказательства, которые были исключены в ходе судебного разбирательства. В прениях может принять участие и потерпевший. 

После окончания прений сторон председательствующим предоставляется последнее слово подсудимому. Ему нельзя задавать вопросы во время его последнего слова

Затем суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора. Суду предстоит решить многие вопросы: доказано ли, что было деяние, в котором обвиняется подсудимый, доказано ли что его совершил подсудимый, виновен ли подсудимый, подлежит ли он наказанию, имеются ли смягчающие или отягчающие обстоятельства и т.п.

После оглашения приговора он может быть обжалован участниками судебного разбирательства. Апелляционная жалоба на приговор суда первой инстанции может быть подана в течение 10 суток со дня вынесения приговора

Апелляционное решение, в  свою очередь, может быть пересмотрено в кассационной инстанции. Суд кассационной инстанции проверяет законность приговоров, вступивших в законную силу.

После всех этих этапов право пересмотреть приговор имеет Президиум Верховного суда.

Кроме того, вступивший в законную силу приговор может быть пересмотрен в связи с новыми обстоятельствами дела. В том числе и теми, которые носят криминальный характер: заведомо ложные показания экспертов, свидетелей и т.п.  

Более подробную информацию по актуальным юридическим вопросам Вы можете получить на бесплатном образовательном он-лайн  курсе для медицинских работников по вопросам права https://www.vrachprav-nmp.ru

Материал подготовлен  в рамках гранта президента Российской Федерации, предоставленным Фондом президентских грантов (в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 30 января 2019 г. No 30 «О грантах Президента Российской Федерации, предоставляемых на развитие гражданского общества»)